Мнения /
Интервью

19 апреля 2010 18:34

Эксперты: карточки безопасности для журналистов не решат существующих проблем

Специальные карточки безопасности для журналистов на протестных акциях решили создать в Москве. С их помощью милиция сможет отличить представителей прессы от митингующих и позволит журналистам работать на несанкционированных мероприятиях.

Меморандум, регламентирующий эти вопросы, был подписан председателем Союза журналистов Москвы Павлом Гусевым и начальником Управления информации и общественных связей столичного ГУВД Виктором Бирюковым 16 апреля. На тот момент к соглашению присоединились представители НТВ, "ТВ Центра", ГТК "ТВ Столица", журнала "Офицеры", радиостанции "Милицейская волна".

Пока такие карточки смогут получить только московские журналисты. Однако Павел Гусев предложил ввести их и в регионах России. Как рассказали Лениздат.Ру в пресс-службе Общественной палаты (ОП), где как раз и был подписан документ, выдаваться карточки будут московским ГУВД по запросам редакций, количество не ограниченно. Издание только должно быть официально зарегистрировано как СМИ. "Это может быть любое СМИ, независимо от того, оппозиционное оно или нет", — добавили в пресс-службе ОП. Ведением учета карточек займется ГУВД. В пресс-службе палаты отметили, что на карточке оранжевого цвета будет указан номер, зафиксированный в ГУВД, ни имя журналиста, ни название СМИ фигурировать не будут.

"Это ни в коем случае не аккредитационные карточки, их называют карточками безопасности. Смысл проекта: сделать все для того, чтобы обезопасить журналиста, чтобы он был узнаваем. Вы можете положить ее в карман, повесить на шею — как вам угодно", — подчеркнули в пресс-службе. Но отсутствие карточки, заверил собеседник Лениздат.Ру, не запрещает журналистам работать на митинге. "Он должен иметь при себе редакционное удостоверение, карточка — это дополнительная мера защиты, не более", — заявили в пресс-службе ОП.

Однако эксперты и журналисты никакой необходимости в карточках безопасности не видят.

Павел Гутионтов, секретарь Союза журналистов России, председатель Комитета по защите свободы слова и прав журналистов:

— Я убежден, что журналист должен быть защищен уже имеющимся документом, подтверждающим его профессиональную принадлежность. Меня смущает в этой идее то, что вроде как всех остальных бить можно. Наверное, это как-то облегчит жизнь нашей доблестной милиции. Сотрудники правоохранительных органов будут издали видеть, что данный человек — журналист.

Я тем более не уверен, что общий уровень законовыполняемости нашими правоохранителями от этого повысится. До сих пор милиционеров не останавливало ни наличие профессиональной аппаратуры в руках журналистов, ни редакционных удостоверений. Не хватало, очевидно, чего-то иного. Несколько лет назад наши коллеги в Петербурге уже нарядили журналистов в специальные жилеты. Они очень торжественно обставили свою инициативу, но на ближайшей же уличной акции журналисты были избиты. Вопрос не в том, что милиционеры не узнают, кого они задерживают и бьют, а в том, что они не желают обращать внимание на законы, которыми обязаны руководствоваться. Существуют законы, которые достаточно четко определяют права и обязанности как журналистов, так и милиционеров. Давайте научимся соблюдать действующие законы, а не придумывать какие-то экзотические формы их исполнения. Ни жилетки, ни даже специальные документы проблемы не решат.

Кирилл Манжула, ведущий программы "Разворот на Петербург" на "Эхе Петербурга":

— У каждого журналиста есть редакция, которая вправе аккредитовывать его на мероприятия, выдавать ему удостоверение, где уже обозначено, что он — представитель прессы и выполняет свой служебный долг. Соответственно он должен защищаться всеми законами, и для чего еще какое-то удостоверение? Это полный бред. Получается, будет осуществляться некий контроль со стороны ГУВД: они будут знать, кому выдали эти карточки. Возможна и дискриминация тех, кто ее не получил. ГУВД нужно начинать с себя, нужно работать с собственными сотрудниками, чтобы они не избивали журналистов. Карточки, шлемы, сапоги, перчатки — можно придумать, что угодно, но это не поможет.

Антон Мухин, корреспондент журнала "Город 812":

— Каждый журналист должен сам для себя решить, брать ли с собой такую карточку безопасности, надевать ли специальный жилет для прессы. Лично я не буду этого делать, потому что очень часто среди оппозиционеров находятся мои друзья. С другой стороны, если это будет какой-нибудь фашистский митинг, быть избитым за компанию с фашистами мне не очень хочется. Безусловно, такие вещи в определенной степени защитят журналистов — если, конечно, омоновцам дадут приказ не бить людей в жилетах.

Но вообще это принципиально неправильная постановка вопроса: должны ли журналисты быть ограждены от силовых действий ментов или обязаны страдать вместе со всеми. От силовых действий должны быть ограждены все граждане России. Я еще не видел ни одного митинга — ни правого, ни левого, где применение силы было бы оправданно. Даже в Европе, когда манифестанты кидают в полицию камни, поджигают и переворачивают машины, их не бьют так, как избивали безобидных людей перед Витебским вокзалом. От милиции нужно требовать не жилетов и карточек для журналистов, а личных номеров омоновцев на шлемах, чтобы по одной фотографии или видеозаписи можно было заводить уголовные дела на превышающих свои полномочия ментов. И вот тогда действительно потребуются жилеты для тех, кто будет такие фотографии делать.

Михаил Мельников, аналитик Центра экстремальной журналистики:

— Я полагаю, что такая карточка проблем не решает. Например, непонятно, что делать со стрингерами и с зарубежными корреспондентами. Тоже подгонять под эту карточку? Они просто будут отказываться. Тем более омоновцы бьют не по карточке, а по физиономии. В этом смысле жилеты более действенны, как показывает практика. И конечно же этим должно заниматься не государство, а само журналистское сообщество. Государство имеет достаточно возможностей защищать журналиста так, как ему положено с точки зрения закона. Будет хорошо, если оно научится делать хотя бы это. По своей букве закон журналиста защищает, но на практике это совершенно не так. Журналист очень часто вынужден апеллировать к положениям законов, чтобы защитить себя уже постфактум.

Я согласен с мнением, что этот документ только ограничит права журналиста. Это действия очень келейные. Павел Гусев — молодец, что обеспокоен проблемой, но подобное следует делать в масштабах сообщества. Хотелось бы, чтобы об этом знали журналисты и в Екатеринбурге, и на Алтае, но никто их не спрашивает. Между тем само журналистское сообщество могло бы выработать эффективные механизмы собственной защиты. Если журналист получил дубинкой по лицу, хотя находился в ста метрах от протестантов, на следующий день все российские журналисты должны сподвигнуться хотя бы на одиночные пикеты. Ведь их коллегу оскорбили, унизили только лишь за то, что он выполнял свою работу. У большинства российских журналистов вообще отсутствует ген протеста, его надо выращивать с помощью практики. Надо постоянно напоминать нерадивым чиновникам, что журналист работает и находится под защитой закона, а его коллеги не спустят никому любое незаконное действие по отношению к нему. Но у нас не хватает элементарной солидарности журналистов.

Андрей Константинов, председатель Союза журналистов Петербурга и Ленобласти:

— Я не совсем понимаю, зачем какие-то специальные карточки, указывающие на принадлежность к прессе, ведь существует удостоверение того СМИ, в котором работает журналист и, с моей точки зрения, этого достаточно. Если вдруг оказывается, что предъявлять нужно не документ, а пять штук документов, я этого не понимаю. Думаю, на митингах реально обезопасить журналиста может что-то яркое, видимое, например на специальном жилете крупная надпись "Пресса" — а карточку можно не успеть достать.

В вопросах безопасности главное — профилактика. Если ты имеешь дело с отмороженным сержантом милиции, показываешь ты карточку или нет, не поможет. Самое лучшее средство защиты — собственная голова и непровокативное, нормальное поведение. Когда отправляешь людей на подобные мероприятия, нужно не полениться лишний раз их проинструктировать. Потому что зачастую бывает, что на пустом месте возникает конфликт, которого можно было избежать. Поскольку у нас журналист все-таки не какой-то Рембо, он должен стараться избегать конфликтных ситуаций.

Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности:

— Помочь ситуации может только изменение политического климата в стране. Другие способы, попытки эффективного применения неких технических средств едва ли могут повлиять на защищенность журналиста. Положение сотрудников СМИ не изменилось с введением жилетов. Ожидать такого эффекта от появления карточек было бы странно. Я слабо себе представляю, что данная инициатива может реально помочь журналистам. С другой стороны, московская милиция стала менее агрессивна по отношению к митингующим и освещающим подобные события журналистам. Я не думаю, что подписание данного соглашения, да и само смягчение пресса со стороны правоохранительных органов можно считать тенденцией. Скорее это связано с большим потенциалом общественного протеста в столице, что и подтолкнуло милицию к такому шагу.

Анна Тульская, Алиса Кустикова