Мнения /
Интервью

28 сентября 2010 17:02

Эксперты: Швыдкой решил перестраховаться, не озвучив имя Мананы Асламазян

Имя обладателя спецноминации ТЭФИ-2010 Мананы Асламазян не было озвучено на торжественной церемонии, которая состоялась 25 сентября в Петербурге. Комментируя ситуацию, президент Телеакадемии Михаил Швыдкой сообщил, что имя победителя не назвали, так как лауреат на премии не присутствовала, а объявление победителя, который не может выйти на сцену, создало бы "дополнительные проблемы партнеру-вещателю — Пятому каналу, который транслирует церемонию ТЭФИ. О том, как можно оценить этот поступок: как проявление самоцензуры или услугу вещателю, Лениздат.Ру спросил экспертов.

Дмитрий Шерих, шеф-редактор газеты "Санкт-Петербургские ведомости":

— Эта ситуация — точный слепок того положения, в котором сегодня находится телевидение. Говорить о том, что оно было сегодня свободным и свободолюбивым, последовательно отстаивало свои позиции по отношению к власти, делало бы свою работу без оглядки на действия властей, просто смешно. Наше телевидение сегодня находится под наиболее плотным контролем власти и всегда играет по правилам. Поэтому в том, что сделал Михаил Швыдкой, нет ничего удивительного. Он поступил так, как, мне кажется, поступает всегда.

Уникальность данной ситуации только в публичности церемонии. В том, что, с одной стороны, Асламазян спецприз получила, а, с другой стороны, этот факт не стали афишировать. Наградили человека, который, как они опасались, неугоден власти. Хотя я помню историю с Мананой Асламазян и сомневаюсь в том, что это на данный момент действительно так. Мне кажется, что дело это давно прошедшее, а наши телеакадемики перестраховались на всякий случай. Но поступили точно так, как делали всегда. Это и привело к тому, что обыкновенно скрытые мотивы оказались на поверхности.

Но если посмотреть, по каким причинам в эфир не идет тот или иной сюжет, заканчивая материалами о Юрии Лужкове, то можно также обнаружить чрезвычайно много интересного на тему взаимодействия журналистов и власти, общения журналистов и высшего руководства СМИ. Поэтому ничего нового эта ситуация не показала: история — плоть от плоти нашего телевидения.

Анна Шароградская, директор Института региональной прессы:

— Я оцениваю решение Михаила Швыдкого как попытку перестраховаться. Быть может, он недопонимал в полной мере значение решения Конституционного суда, вынесенного по делу Мананы Асламазян в 2008 году. Высшая судебная инстанция признала несоответствующим Конституции ее уголовное преследование. Манана Асламазян ни перед кем ни в чем ни виновата. Так решил Конституционный суд.

Что касается репутации руководителя ныне не существующей в России организации "Интерньюс", ее никто не ставит под сомнение и, более того, никогда этого не делал. Огромных усилий ряду заинтересованных организаций и лиц стоило уничтожить ее чрезвычайно влиятельную для медиасообщества организацию. Это, конечно, позор для страны и большая потеря для тех, кто мог бы пройти обучение в "Интерньюс".

По всей видимости, Михаил Швыдкой считает, что шлейф от преследования Мананы Асламазян до сих пор может оказать воздействие на репутацию конкурса "ТЭФИ" или канала, который будет транслировать церемонию, и мне кажется, он заблуждается. Публичное признание заслуг Мананы Асламазян чрезвычайно важно для медиасообщества. Думаю, что коль скоро решение не оглашать обладателя спецприза приписывается одному конкретному человеку, то сообщество должно задуматься над вопросом, нужен ли академикам такой президент или же нет.

Петр Годлевский, директор петербургского филиала телекомпании НТВ:

— Я думаю, что этот поступок можно оценить как проявление трусости со стороны организаторов конкурса. Подчеркну, что не со стороны телеакадемиков, которые проголосовали и поддержали Манану Асламазян, а организаторов, которые не решились озвучить имя лауреата в ходе церемонии. Михаил Швыдкой и его товарищи, по всей видимости, побоялись того, что премию получит руководитель организации, которая прекратила свое существование в России.

Не могу сказать, что ситуация стала для меня неожиданностью. Я работаю в телекомпании, которая достаточно давно отказалась от участия в конкурсе. И очередной скандал в который раз подтвердил правильность этого шага.

Подготовила Алиса Кустикова